О КОМПАНИИ 

ПРОДУКЦИЯ 

Стенки 

Кухни 

Спальни 

Прихожие 

Шкафы 

Столы 

Тумбочки 

Система "XXI" 

Система "Оля" 

Система "Ретро" 

КОНТАКТЫ 


3) три романа ады роговцевой.
Прости, читатель, но я не журналист. Убедилась в этом окончательно, перечитав интервью с адой николаевной роговцевой. Собственно говоря и "интервью", как таковым, называть это не следует. Так, лихорадочный обмен мнениями, беспорядочное высказывание мыслей, хаотичное нагромождение убеждений. Паузы, восклицания, обмираниедуши от неожиданности услышанного. Поэтому, еще раз, прости, читатель. Не знаю, насколько тебе будет интересно читать, но посчитала все же возможным опубликовать этот разговор, потому что, как мне кажется, есть люди, к мнению которых следует прислушаться. И ада роговцева принадлежит к их числу. Бесспорно.

Как-то у данелия кто-то из актеров спросил после съемок очередного фильма: "слушай, а о чем мы все-таки сняли фильм?" режиссер подумал и ответил: "вот критики посмотрят и объяснят"... Нынешние критики, похоже, разучились объективно разбирать и фильмы, и спектакли, и прочие произведения искусства. Их больше интересуют не вопросы творчества, а сведение каких-то личных счетов. Хочу привести высказывание романа виктюка по этому поводу: "...Я не читаю их писания. Мне неинтересно. Все эти так называемые театроведы преследуют лишь одну цель: самоутверждение. Уровень сегодняшних театральных критиков это что-то страшное. Ненависть к человеку и злость превалируют у них надо всем. Обращать на это внимание не следует. Жизнь и так коротка..."

Ты знаешь, художника нужно судить по законам художника, а не по своим законам. Мимо какого-то художественного произведения ты проходишь равнодушно, оно тебя не цепляет. Но это не значит, что другого это не зацепит, или что оно не имеет права на существование. А если говорить о каких-то истинных произведениях искусства, то их ценить еще труднее..

Мы говорим о спектакле "бульвар сан-сет"?

да, но я ни в коей мере не собираюсь настаивать на том, что это шедевр.. Если касаться творческой личности виктюка, где за спиною стоит тридцать лет такой полноценной крепкой практической деятельности в театре, то судить нужно по этим законам... Раньше театральные критики, даже те, которые "размазывали" актеров, все равно никогда не переходили на личностные черты характера. Это может быть в мемуарной литературе, когда разбираешь характер, судьбу, нюансировку, периоды истеричности в жизни... Это другие вещи. А когда ты говоришь о каком-то произведении, то должен оценивать это "да" или это "нет". Если "да", то почему, или не надо "почему", просто "да". Я вот вечер нины посмотрела (нины матвиенко. Е.П.), Миллиарды тысяч раз "да"! и не хочу даже обсуждать. Божественно! это свершилось! а нынешние журналисты напоминают человека, который гаситзажженные окурки тебе прямо в глаз. Чего ты этим достиг? зачем ты это сделал?

вы очень болезненно воспринимаете?.

Сейчас абсолютно. Я защищена..

Чем?

чем? я тебе скажу уходом. Вот мы говорим очень символично "заходящее солнце" оно действительно заходит..

...УХодом откуда, ада? (я спросила это очень тихо).

Из жизни. Лена, ну это же естественно. Мне шестьдесят лет... Если я пишу такие стихи: уже життя лишилось мало, бо скiльки б не було то мить. Вже дiточки повиростали.. И так далее. Я-то себе в этом отдаю отчет! и когда говорю, что очень люблю своего алешу и мне очень много надо жить, чтобы "набыться" с ним... Вот где-то с шестидесяти лет это начинается. Уход, прощание... Оно может быть достойным, недостойным, философским..

Вы сейчас говорите совершенно жуткие для меня вещи, хоть и философские. Ада, не уходите! душа...

Леночка, а душа не может состариться! она вне времени. И у меня есть ответственность перед тем человеком, в которого она вселится. Душу живую береги... И поэтому, когда тебе, подталкивая, говорят: "ты уже уходишь!" это безнравственно... По молодости лет я ужасно умирала от этого. Когда меня облили грязью в газете "правда", папа решил, что мир рушится. Если его адочку... В главной газете советского союза... И мне казалось, что со стороны виднее... Ох, эта доверчивость! одно дело "хочется"! а другое "получается"... Хочется всегда хорошо. Я честна перед своей совестью. Трудилась, старалась, потела, плакала, умирала, уставала... Как будто, весь "набор" есть,а вот кто-то не принимает, говорит "плохо". Я очень страдала. Теперь прошло время, накопился опыт... А ведь ни по одной... Ни по одной роли я не получила добрых слов. Иногда вспоминают о "варшавской мелодии".. А ведь журналистами она была уничтожена! "священные чудовища" тоже. Потом проходит какое-то время, что-то случается... И вдруг показывают спектакль в записи на телевидении... Снятый как попало, в темноте. Неизвестно когда и кем. Ужас! все равно, что подсмотреть в щелочку за интимным актом. И не с того ракурса брать все это! представляешь, что получится?! (помолчали. Представили. Ужаснулись!) вот так была сделана эта телеверсия. Так что мне умирать теперь? я же знаю правду! знаю лучшие времена этого спектакля. Когда он был замечательным, и его уничтожили критики... Затем, как он восстанавливался, рос... Как его назвали "вишневым садом нашего поколения". А сколько я взяла из этого спектакля как человек, как личность... И еще долго буду жить этим. Это во мне. Поколебать, уничтожить, выбросить его уже нельзя. Это уже стало истиной. Через время, через боль. Понимаешь, не правдой, а истиной. И поэтому, когда набираешь за свою жизнь вот такие поверхностные суждения или предвзятые, или, еще более того нечистоплотные, то иногда они кончаются уходомиз театра... Как рецензия "осторожно, вульгарность!", которая появилась на "чайку" "пять пудов любви" эдуарда митницкого. Никакой там не было пошлости! а вульгарности тем более. Кто-то принимал спектакль, кто-то нет. Потом оказалось, что поклонников было гораздо больше. Кто-то не принимал такую стилистику. Ну что ж, чехов есть чехов. Не бывает однозначного восприятия или неприятия. Так же, как и молостовский "вишневый сад"... Я начинала в среде замечательных людей того, послевоенного, времени, у которых еще милосердие и доброта человеческие были в цене. И совесть... Помню, играла, ну ужасающе, какую-то целинницу и они, эти люди, находили добрые слова, говорили: "движешься хорошо!", "а как поешь!", "сколько обаяния, искренности!", "драматизма маловато, но ничего!". Потом в газетах написали: "роговцева начинает повторяться, играет девочек!" но мне же нужно было наиграться девочек! нужно было понять это. И я пошла дальше, хотя совершенно не имею данных. Сценических, таких, которые бы позволили мне стать героиней. Умудрилась из инженю, из травести выскочить в героини..

Мне рассказывали, что алексей петренко не читает газет с рецензиями. У них запрещено приносить их в дом. И хорошие, и плохие..

Я тоже. Ты же видела! принести сюда "это"! да еще вникать, да еще читать! и чтобы "это" заполнило мою голову и душу, и начало делать ту работу, которую оно делает?! я научилась "это" отбрасывать.

Может, "это" именно те темные силы, которые возникают и аккумулируются к концу каждого века? а тут еще конец тысячелетия!

да. Они людей, конечно, крутят. Я не могу уподобиться. Мне говорят сейчас, а вот ваша коллега говорит, что хорошо бы ввести цензуру. Запретить, уничтожить, закрыть. У меня этого желания нет и не может быть. Я хочу открыть, защитить, позволить, довериться... Я себе прошлого не хочу. Человек, который хочет прошлого, а не будущего для своих детей он хочет только прошлого. Хотя... Была огромная квартира, большая зарплата. Маленькие дети. Маленькие хлопоты. Все было прекрасно. Дом был открыт настежь. Мы жарили телячьи и свиные ноги. По две. Одна вынимается, другая заходит. Потом индейка жарится. Мясо разбирается на белое и розовое и раскладывается по блюдам..

Ада, пощадите! (дружный хохот)

...Все это было! но я не хочу возврата к прошлому! я хочу, чтобы у моих детей была достойная жизнь.

Ада, давайте вернемся к спектаклю. Отбросим все, что было написано..

...СЧастлива, что этого не читала!

слава богу! все-таки, что для вас этот спектакль? о чем? ("бульвар сан-сет". Е.П.)

Лена, ты знаешь, от того, что он так тяжело рождался. Во-первых, долго. В каких-то совершенно иных условиях... Понимаешь, при том, что я растворяюсь в роме (виктюке. Е.П.), У нас происходит... Он иногда так доверяет мне, что он меня пропускает "она слышит! она работает! она не выключается!" а это так и есть! я ни на секунду не отключаюсь, когда начинаю работать. И рома спокоен за меня. Долгое время. На каком-то этапе он мне передоверился. И на финале мне его не хватило. Я в данном случае говорю только о роли. Так же, как не хватило его саше (актер дзюба. Е.П.). У Кати роль небольшая и, кроме всего прочего, так как она моя дочка, то вкалывает и день, и ночь. Плюс рядом была нина шаролапова, рядом была я. Мы могли ей подсказать. Такая роль, что можно подсказать тональность, звучание современной жесткости, трезвости в этом хрупком существе. И все сработало. Я катей довольна, в этой ситуации. Зная все изнутри и слыша все вне... Это дебют, серьезная работа с мастером. Как дальше будет уже ее судьба. Дай бог, чтобы я подольше побыла рядом, чтобы могла подсказать... У саши получается... По примитиву: мальчик-подлец, современный прагматик, использовал старушку и поплатился жизнью. Потому что в искусстве использовать кого-либо, это смерть.. В этом спектакле масса глубоких серьезных вещей. С моей стороны, если идти по первому слою: не может моя героиня мириться! вот эта грань когда ты нужен и не нужен. Она очень тоненькая! вот ты нужен, нужен, нужен, ты молод, ты еще нужен... Завтра ты не нужен и не молод. И это всегда нож. И даже не в спину, а в живот. Это под дых... И человек не может выдохнуть.. И начинает выдыхать... Или вытаскивать этот нож. Это очень мучительный процесс. То, где мы застаем мою героиню. Она не может так жить. И начинает искать как. И ей попадается непорядочное существо. И она принимаетнечестную игру.

Вы так однозначно рисуете сашиного героя. Сплошной черной краской. Мне кажется там присутствуют и другие вещи.

Получилось так. Может, у виктюка другие задачи. Он бы сказал: "ой, ада! потяни кота за хвост!" но нам нужно играть то, что он говорил на первых репетициях. Когда две пары глаз человеческих встречаются и рождается великий обман жизни..

...И Та тонкая ниточка, которая натягивается то в одну, то в другую сторону.

Да. В данном случае моя героиня не может дать жизнь ребенку, но она должна дать новую жизнь художественному произведению. Сценарию.

И все же о чем спектакль?

о великом-великом компромиссе, который обречен на смерть. Как в жизни, так и в творчестве. Нельзя переступать черту. К великом моему сожалению, я не смогла это до конца протянуть. Глаз мало моих, очень трудно пробиться. То, что мне удалось сделать в "священных чудовищах". Но там на меня работал еще жан кокто. Здесь этого нет.

С виктюком будете еще работать?

я без ромы вообще себя не представляю. Свое творчество, свою жизнь. Я очень люблю эдуарда марковича митницкого. На сегодняшний день у меня виктюк и митницкий, с которым тоже очень хотелось бы что-то сыграть. Для меня большая похвала и честь, когда он пришел после спектакля и сказал: "ты мне напоминаешь скрипку страдивари. На тебе можно играть все. Я горд, что знаком с тобой".

Расскажите немного о другом романе, с которым вам пришлось недавно работать?

с ромой балаяном мы всю жизнь шли, как бы в параллель, не пересекаясь. Я восхищаюсь его картинами и побаиваюсь этого довольно сурового мужчину. Довольно ядовитого. Смею надеяться на то, что мы с ним большие друзья, а работа с ним это наслаждение. Если бы не те условия, в которые поставлен сегодня весь наш творческий процесс. Картина (последний фильм балаяна "две луны, три солнца". Е.П.) Снималась с огромными трудностями. Я играю женщину, у которой один сын (машков) очкарик-ученый, а второй от второго брака, от чеченца попадает в армию и... В общем, все трагедии чечни. Кость петрович в этом фильме играет чеченца. (Великолепно играет. Е.П.) Психологический портрет времени. Тот ад, который в душе у каждого. Независимо от того, был кто-то в чечне или в карабахе, или не был... По сценарию у петровича была небольшая роль, но когда это все пошло, ипошло.. Рома влюбился в актера и роль выросла в большую. Этот год, когда я написала так мало стихов, но пошли сплошные "романы" с романами. И, конечно же, рома кофман. Это великий человек! у меня с романами хорошо. Это мои великие друзья. Рома кофман умудрялся дирижировать симфоническим оркестром, когда я пела сольвейг в "пер гюнте"! мой сын костя говорит: "мама, у тебя со слухом все в порядке ша-бемоль!". И петь сольвейг! это же безумно сложная вокальная партия даже для профессиональных певиц. Я умудрилась ее спеть чисто, и никакой заслуги моей в этом не было! рома кофман взлетал вместе с оркестром и внутрь меня проникал, чтобы я только взяла все эти ноты и вступила вовремя. И я переживала великое торжество творчества и товарищества на сцене. Это все рома кофман. Замечательный музыкант и великий человек!

ну, слава богу, ада!

что?

вы говорите "уход"! какой уход?! если начинается такая полоса таких романов!.. А у вас искусство перехлестывается с жизнью?

нет, нет! это исключено! я не имею ничего общего с той женщиной, которую играю в "бульваре "сан-сет". Кроме, разве, неистовой потребности работать. Если не перед камерой, то все равно каждый день должен быть заполнен творчеством.

Никогда не бывает у вас таких дерзких желаний: испытать что-то в жизни, чтобы потом привнести это на сцену, в кино, в роль?

нет, никогда.

Виктория токарева говорила: "жизнь творческого человека безотходное производство".

Да. Все годится. Но я никогда не смогу это сделать, потому что я другой человек. Вот... Как тебе сказать хемингуэй... Я дважды была на кубе в его музее, в его столовой... Там так стоят стулья у него всегда было много гостей и гость не мог сесть так, чтобы хэм его не видел. Вот у кого было прямое попадание в человека. И он вбирал, всасывал, впитывал... Вот так он жил... А леся украинка вообще никогда не поднимала глаз на людей. Почти. У нее были покалеченные ручки в перчаточках и огромные серые глаза, которые она редко вскидывала на человека... Но она видела людей всех. И знала она про них все. Понимаешь?

а вы, как кто?

я больше леся. Мне не надо смотреть, чтобы видеть. Мне достаточно касательных вещей. И я больше дофантазирую, то, что мне надо. А есть люди, которым нужно все а потом они отберут. Я же сразу не беру! понимаешь?

хитро задумано..

Да. Сильна украинская хитрость. Поэтому я сразу ограждена от многого. Я из тех, кого воспитывали неправильно и закомлексовали, наверное. И, быть может, много прекрасного в жизни пропущено (смеется). Но с другой стороны, от грязи ограждена. Потому что тот, кто берет много хорошего, он берет столько же и плохого..

Лучше меньше, да лучше?

да. Это хитрость. Така украхнська хитрiсть не вiзьму, бо хай бог береже.. Несколько дней назад "первая леди украинского театра" (так назвала аду роговцеву одна из киевских газет) вернулась из очередной гастрольной поездки. Было жаркое лето девяносто восьмого года. Народ плавился, растекался и размазывался по мебели, принимая форму кресел, диванов и прочих сидячих мест. Было не просто жарко, а невыносимо жарко. Мы сидели с адой николаевной в не скажу где! довольно уютном помещении. И, глядя на роговцеву, я невольно выпрямляла спину и вытягивала подбородок. Было стыдно. Передо мной в сорокоградусной сизоватой дымке, легко забросив ногу на ногу, сидела стройная молодая улыбчивая женщина. Мой рот не хотел открываться, дабы не впустить в организм лишнюю температуру. Но на два слова я сподобилась:

ну как?

прекрасно! пройти по улицам израиля было невозможно. "Адочка, это ви? нет, скажите, это правда, ви?" семь спектаклей прошли очень хорошо. Ирочка зильберман, продюсер "театра домино", который организовал гастроли, по-моему, поездкой довольна. Рома все время сидел за кулисами и его присутствие очень помогало. Я счастлива". Вот так. Добавить мне нечего. Прости, читатель.. Беседовала елена петровская. Независимость 15/09/98.





г.Москва, ул.Садово-Каретная, 22, стр.2          Тел/Факс: (095) 299-07-03